Противостояние в Венесуэле: внутренние и внешние факторы

Темой состоявшегося 19 марта 2019 года дискуссионного семинара в Смольнинском кампусе СПбГУ стало обсуждение противостояния в Венесуэле с учетом внутренних и внешних факторов. В дискуссии приняли участие преподаватели СПбГУ Руслан Костюк, Лазарь Хейфец, Виктор Хейфец и Дмитрий Рущин. Все принявшие участие в обсуждении международники отметили глубокую степень системного кризиса, в котором оказалась Венесуэла в силу, прежде всего, внутренних причин. Открывший заседание профессор Руслан Костюк сказал о том, что долгое время Венесуэла считалась одним из символов «социализма XXI века» не только для Латинской Америки, но и для всего мира, а внутренняя политика Уго Чавеса реально много дала трудящимся слоям населения. Однако, в силу неблагоприятной мировой конъюнктуры, отсутствия диверсификации национальной экономики и явных управленческих ошибок действующей власти, Венесуэла пришла к предкатастрофическому положению в социальной, экономической, финансовой и иных сферах. Еще одним важным направлением Руслан Васильевич назвал высокую степень внутриполитической и классовой борьбы в венесуэльском обществе. При этом мы видим, что большая часть левых сил Латинской Америки продолжает солидаризироваться с режимом социалистов в Венесуэле и выступать за сугубо мирный способ разрешения конфликта, тогда как США и их консервативные союзники в регионе (Бразилия, Колумбия) ведут дело к свержению действующей власти и эскалации ситуации. Профессор Лазарь Хейфец отметил, что в отечественных СМИ отсутствует на должном уровне глубокая аналитика ситуации в Венесуэле. Он отметил, что происходящее там сегодня (как во внутреннем, так и во внешнем контекстах) невозможно анализировать без понимания венесуэльской истории. Лазарь Соломонович заметил, что «правый поворот» в Латинской Америке является достаточно долговременным явлением. В своем выступлении он также обратил внимание на раскол чавизма в Венесуэле. Необходимо иметь в виду, что обвинения власти в адрес противников режима Мадуро, которые часто звучат («фашисты», «правая оппозиция»), не совсем верны, потому что блок его противников включает разные политические партии. И крайне правые, и правоцентристские, и центристские, и левоцентристские, и даже левые. Он привел имя депутата Национальной ассамблеи — Сталин Гонсалес. Совершенно понятно, что он из семьи абсолютно левонастроенных венесуэльских деятелей. В свое время в Латинской Америке и в Венесуэле модно было называть детей именами и фамилиями вождей большевистской революции. Лазарь Соломонович полагает, что выходом из нынешней ситуации может быть проведение всеобщих выборов под международным контролем (с вероятной победой оппозиции), либо приход к власти какой-либо из «фракций» венесуэльской армии. По мнению профессора Виктора Хейфеца, политических сценариев в Венесуэле существует несколько. Первый — это силовое смещение президента Николаса Мадуро в результате массовых выступлений при участии американских и (или) местных вооруженных структур с передачей власти оппозиции. Тогда, вероятно, в стране все же пройдут новые выборы. Второй — переворот, но с сохранением контроля в руках военного сегмента чавистов. Третий — удержание Мадуро власти в среднесрочной перспективе. На самом деле сценариев больше, но это основные. «Я слабо верю в то, что Мадуро удержит власть хотя бы до конца 2019 года. — полагает Виктор Лазаревич — Но народные волнения его вряд ли сметут — часть населения по-прежнему поддерживает его режим, и оппозиции просто не хватит сил. Многое зависит от военных, и Мадуро действительно пока контролирует генералов и полковников. Но мы не знаем, что думают сержанты. Кроме того, личный бизнес крупных военных в какой-то момент тоже может оказаться под угрозой, и они перестанут поддерживать действующую власть». В условиях продолжительного политического кризиса и почти неизбежного коллапса экономики Венесуэлы нельзя не задумываться, что случится с $17 млрд., вложенных РФ в страну. Российские нефтяники и газовики контролируют более 10% энергетического бизнеса Венесуэлы, выступают операторами в проектах Petromonagas, Petromiranda, Petrovictoria, Petroperija и Boqueron. Китайские инвестиции при этом в три с лишним раза больше российских. В. Хейфец считает, что у Венесуэлы и России нет параллелей в политическом и экономическом плане. «Хотя бы потому, что экономика Венесуэлы на 95% зависит от экспорта нефти, а в России эта цифра 60% или даже меньше. Кроме того, там, в отличие от нашей страны, почти все предприятия национализированы». Поэтому примерять на Россию венесуэльскую модель не стоит. Если Россию и накроет масштабный экономический и политический кризис, он будет выглядеть иначе. Доцент Дмитрий Рущин отметил, что при харизматичном Уго Чавесе бедные люди несколько улучшили свое положение. Были осуществлены программы в области образования, здравоохранения и жилья. Этому способствовало подорожание нефти. Но, как известно, рост цен на углеводороды сменился затем их спадом. А экономика Венесуэлы очень зависит от экспорта нефти и импорта различных товаров. Экономика и социальная сфера страны окончательно пришли в упадок при Николасе Мадуро. Дмитрий Александрович считает, что для Венесуэлы характерны отсутствие инвестиций в инфраструктуру страны, в разведку и добычу нефти, разгул преступности, в том числе огромное количество убийств, нарушения прав человека, обвинения в связях режима с наркомафией, девальвация национальной валюты, гиперинфляция и тотальный дефицит товаров, а в последнее время — санкционное давление со стороны США. Добыча нефти за несколько лет уменьшилась почти в два раза. Хотя конфликты власти и оппозиции по поводу управления страной начались еще при Чавесе, но Мадуро все это многократно усугубил. Он фактически игнорировал альтернативное мнение. В 2015 году оппозиция выиграла парламентские выборы, но президент создал параллельную законодательную структуру — Национальную конституционную ассамблею. Она, кстати, заседает в том же здании, что и парламент страны, и во многом узурпировала его функции. Двоевластие в Венесуэле не может продолжаться долго. Уже около 10 процентов населения страны бежали в соседние страны. А это почти 3 миллиона человек. Поэтому соседние с Венесуэлой страны Колумбия и Бразилия, как и многие другие страны, выказывают свою особую обеспокоенность ситуацией и готовятся к возможной гуманитарной катастрофе. Меняется и позиция России, полагает Д. Рущин. До последнего времени она оказывала всяческую поддержку режиму Мадуро. Но 17 марта 2019 года государственное информационное агентство ТАСС и многие другие официальные СМИ России сообщили, что 88,9% венесуэльских граждан хотят, чтобы Николас Мадуро сложил с себя полномочия президента. Такие результаты опроса общественного мнения, проведенного венесуэльской компанией Meganalisis, обнародовала на своем сайте в субботу, 16 марта, газета El Nacional. Руслан КОСТЮК, профессор СПбГУ. Дмитрий РУЩИН, доцент СПбГУ.