На международной онлайн-конференции были рассмотрены различные аспекты религиозного фактора в мировой политике

13 мая 2021 года в Москве состоялась международная онлайн-конференция «Религиозный фактор в международной политике: Возможности диалога, права человека и инструмент давления». В конференции приняли участие ученые, эксперты, журналисты, дипломаты из России, Франции, Конго, Тайваня.

Видный российский богослов, вице-президент Европейской федерации центров по исследованию и информированию о сектах (FECRIS) Александр Дворкин выступил с докладом на тему «Секты как фактор международной политики». По мнению докладчика, секты уже давно ведут международную политическую деятельность. До начала 1990-х годов в США присутствовало мощное антисектантское движение, но постепенно отношение властей этой страны к сектам стало меняться по принципу: «Если не можешь противостоять процессу, возглавь его». В 1998 году Конгресс США принял «Международный Акт о религиозных свободах» (H.R.2431). Тем самым Вашингтон взял на себя миссию гаранта свободы вероисповедования во всем мире. В 2016 году президент США Барак Обама заявил, что соблюдение религиозных свобод в мире является гарантией национальной безопасности США. 12 мая 2021 года государственный секретарь США Энтони Блинкен выступил с докладом о состоянии религиозной свободы в России. Он предъявил к Российской Федерации ряд претензий. Во-первых, критиковал Москву за «гонения» на Общество свидетелей Иеговы и ряд исламских фундаменталистских организаций. Во-вторых, упрекнул российские власти в том, что они оказывают предпочтение Русской Православной Церкви (РПЦ). А. Дворкин также коснулся деятельности патронируемого США Международного Альянса религиозных свобод (IRFA). По его мнению, эта организация создана для политического давления на Россию. В ней присутствует слишком много бывших советских союзных республик и государств Восточной Европы, имеющих противоречия с РФ.  Еще одной страной, использующей фактор сект и новых религиозных движений, по мнению А. Дворкина, является Индия. В период правления в этой стране партии Индийский Национальный Конгресс (ИНК) до 2014 года индийская политическая элита открещивалась от неоиндуистских организаций. Они являются еретическими с точки зрения ортодоксального индуизма, так как эта религия отвергает прозелитизм. Индусом можно только родиться, принадлежа к определенной варне. Когда же к власти в стране пришла правая националистическая «Бхаратия Джаната Парти» (БДП), руководство Индии стало поддерживать по всему миру псевдоиндуистские организации, выдвинув новую идею о том, что изначальной религией человечества была религия Вед и сейчас сектанты в США, Европе, России только к ней возвращаются.

Профессор American Graduate School Антон Козлов выступил с докладом по теме «Обвинения Китая в геноциде уйгуров». В докладе он рассказал об антикитайской компании, проводимой США. В 2018 году госсекретарь США Майк Помпео обвинил власти КНР в геноциде уйгуров, а это, с точки зрения международного права, очень серьезное и тяжелое обвинение.  По его информации, первым поднял тему «геноцида уйгуров» немецкий социолог и проповедник Адриан Зенц, проживающий в настоящее время в США. Американский профессор выделяет три уровня в пропагандистской кампании, обвиняющей Китай в геноциде уйгуров. Во-первых, исследования А. Зенца. Во-вторых, радикальный антикоммунизм и консерватизм ряда американских политиков, и их антикитайская направленность. В-третьих, информационная война против КНР, развязанная еще администрацией Дональда Трампа.

Антона Козлова поддержал французский писатель и общественный обозреватель Максим Вивас, выступивший с докладом «Причины антикитайской кампании, связанной с положением уйгуров в Синьцзяне». Он работал в Синьцзян-Уйгурском Автономном округе Китая (СУАР) в 2001 и 2018 годах, написал книгу об этом регионе Китая. Максим Вивас считает, что уйгуры в СУАР не подвергаются репрессиям, если они не состоят в сепаратистских и радикальных исламистских организациях. Уйгурам не чинят препятствия в получении образования на родном языке, в ношении национальных костюмов и развитии национальной культуры. По мнению писателя, причиной антикитайской кампании являются не нарушения прав человека в СУАР, а американо-китайское соперничество и стремление Вашингтона дестабилизировать КНР.

В докладе вице-президента Центра исследований Евразии Вячеслава Валерьянова был затронут вопрос о деятельности Международного Альянса религиозных свобод (IRFA) как нового политический инструмента США, созданного Госдепартаментом США 5 февраля 2020 года. Недоумение, по словам докладчика, вызывает уже Декларация IRFA, в которой сказано: «Альянс призван объединить высокопоставленных представителей правительств для обсуждения действий, которые их страны могут предпринять вместе для поощрения уважения свободы религии или убеждений и защиты членов религиозных меньшинств во всем мире». Это значит, что проблемой соблюдения религиозных свобод будут заниматься политические лидеры, а не религиозные организации. Отсюда, уже в первых заявлениях Госсекретаря США Майка Помпео присутствовала подмена понятий и смешение светского и церковного права. У докладчика вызвала сомнение и компетенция руководителя IRFA посла Сэма Браунбека в конфессиональных вопросах. Так, он потребовал наложить санкции на Китай за преследования религиозной организации «Фалуньгун». В то же время в США «Фалуньгун» зарегистрирован не как религиозное движение, а как «организация, занимающаяся оздоровительными практиками». Большие сомнения вызывает и подбор членов IRFA. В каждом из ее государств-основателей существуют собственные проблемы с соблюдением религиозных свобод и прав человека. В Сенегале и Гамбии, по словам автора доклада, процветают торговля людьми, сексуальная эксплуатация детей, преследование христиан. В Колумбии религиозные противоречия решают вооруженным путем. В Косово уничтожается православие и процветает преследование сербов. У лидера европейской демократии Великобритании сохраняется дискриминация католиков, а в Польше наоборот дискриминация протестантов и православных.  

Профессор Католического университета в Вандее Рафаэль Оклер выступила с докладом по теме «Сети исламской экспансии во Франции и их сговор с французскими политическими элитами». По мнению Р. Оклер, ответственность за экспансию исламского фундаментализма во Франции лежит не на мигрантах, а, прежде всего, на французских политических элитах с их эгоистичным и недальновидным поведением. Французское правительство более ста лет ограничивало деятельность римско-католической церкви, внедряя секуляризм (laicite). Образовавшимся духовным вакуумом воспользовались другие конфессии, в частности, ислам. В стране действуют две крупные исламские организации: «Союз мусульман Франции», близкий по своей идеологии к движению «Братья-мусульмане» и «Французский Союз мусульманской веры», занимающийся повседневными делами исламской уммы в стране (мечети, пища халяль и т.д.). Французский профессор считает, что политические элиты ее страны поощряли экспансию ислама и создание мусульманских организаций. Например, Жан Пьер Шевенман, занимавший пост премьер-министра в середине 1990-х годов заявлял о необходимости создания французского ислама. Опасность для национальной безопасности Франции со стороны исламских организаций, по убеждению докладчицы, состоит еще и в том, что они лоббируют интересы других государств. Прежде всего, тех, из которых приехали французские мусульмане: Алжира, Марокко, Турции. Также и монархий Персидского залива, так как львиная доля финансирования исламских организаций во Франции идет оттуда. На угрозы национальной безопасности Франции с этого направления обратили внимание представители французского генералитета, подписавшие недавно «письмо ста» к президенту республики. По мнению Рафаэль Оклер, «Французское правительство играет в очень опасную игру, когда под предлогом контроля над разными исламскими организациями и группами создает условия для их роста и экспансии».

Тревогой за национальную и религиозную идентичность Франции был пронизан и доклад доктора Католического университета, философа и социолога Александра Артамонова «Теория Ивана Бло об архитектуре человеческого сознания». Известный французский философ и политик Иван Бло является членом патриотического лобби, одним из лидеров католической партии Civitas. Он был одним из подписантов «Письма ста». Письмо ста было написано по инициативе отставных и действующих генералов французской армии и адмиралов французских военно-морских сил. В нем выражается беспокойство эскалацией терактов и столкновений на этнической и конфессиональной почве во Франции, а также тем, что страна теряет свою европейскую и христианскую идентичность. По мнению Ивана Бло, человеческая личность делится на три компонента: эмоциональный, рациональный и духовный. Недооценка или игнорирование одного из компонентов ведет к тяжелым последствиям. Проблемой Франции является то, что в ней на протяжении десятилетий игнорировался духовный фактор. В результате было создано общество потребления с духовным вакуумом, заполняемым всевозможными сектами и нетрадиционными, религиозными формами ислама.

Профессор Тайваньского университета, отец Кирилл Шкарбул прочитал доклад под названием «Религиозная политика властей Тайваня в контексте нового мирового порядка». Автор напомнил о том, что регламентация деятельности религиозных организаций на Тайване была довольно жесткой до начала процессов демократизации». Процессы демократизации на Тайване совпали с перестройкой в Советском Союзе. Их смысл заключался в появлении многопартийности и плюрализма и окончании диктатуры партии Гоминьдан. До этого власти Тайваня в противостоянии с КНР вели кампанию «китаизации». Они противопоставляли капитализм на острове – социализму в КНР. Изучение и культ Конфуция и Лао-цзы противопоставлялось преследованию конфуцианства и даосизма в КНР при Мао Цзэдуне. Одновременно на острове поощрялись религиозные организации, запрещенные в КНР, например, римско-католическая церковь. В 1990-е годы ситуация изменилась. Этот период стал временем расцвета сект. Сложно оценить численность новых религиозных движений на Тайване. По словам докладчика, у многих местных религиозных организаций нет постоянного духовенства и богослужений. В то же время властям Тайваня и крупным корпорациям удается держать деятельность этих религиозных и псевдорелигиозных организаций под контролем. Власти довольно жестко контролируют распределение земли для строительства храмов, с помощью налогов умело манипулируют благосостоянием сект. Новые религиозные движения вовлекаются в общенациональные проекты. Если они этого не делают, вокруг них создается система общественной обструкции. Таким образом, религиозная ситуация на Тайване служит моделью для религии в обществе постмодерна, где псевдодоуховные и псевдорелигиозные организации находятся под «мягким контролем» и выполняют задачи политических и бизнес-элит.

По-своему интересными и полезными были и выступления других докладчиков. Среди них можно выделить доклад «Религиозный фактор в современной геополитической борьбе» профессора СПбГУ, руководителя Центра восточных исследований Университета Владимира Колотова. В нем он представил наглядную презентацию использования религиозного фактора для захвата стран без вторжения войск. Доцент кафедры теории и истории международных отношений СПбГУ Дмитрий Рущин посвятил свое выступление теме: «Религиозный фактор в мировой политике в эпоху глобализации и цифровизации». Докладчик особое внимание уделил различным религиозно-политическим аспектам глобализации и цифровизации.  Большой интерес также вызвали доклады советника посольства Республики Конго во Франции Жозефа Киндунду «Стигматизирующий и поляризующийся религиозный дискурс в современном мире», а также представителя Московской Духовной Академии (МДА) отца Серафима Петровского «Международная политическая деятельность Русской Православной Церкви».

 

Дмитрий Рущин, доцент кафедры теории и истории международных отношений СПбГУ.